суббота, 7 января 2012 г.

Лингвист В. И. Беликов раскритиковал задания Всероссийской олимпиады по русскому языку

Сегодня на сайте "Культура русской речи" я нашёл очень презанимательный для меня материал. Некий ведущий научный сотрудник, лингвист  В. И Беликов написал открытое письмо о Всероссийской олимпиаде по русскому языку с многочисленными претензиями по поводу формулировки заданий и критериев оценки ответа. Я полностью согласен с его письмом и со всей этой критикой в адрес олимпиады. Я (как бы громко это ни звучало!) даже узнаю в этом человеке себя! Я тоже очень часто вижу в заданиях по русскому языку ошибки.в формулировках заданий, заключающиеся в некорректности и двойственности их звучания. На самом деле тема ошибок, некорректных, неясных и двояких формулировок шире, чем кажется. Мы сталкиваемся с ней везде, и уже погрязли в непонимании многих тем именно из-за этого. Это бывает не только в олимпиадах, но и в экзаменационных заданиях ЕГЭ и ГИА, а ведь это сказывается на судьбе уже гораздо более широкого круга учеников, а именно: от этого страдают абсолютно все ученики, а не только олимпиадники. Ошибки бывают и в учебниках, а ведь это влияет уже на понимание ещё НЕИЗВЕСТНОГО детьми материала. Если на экзамене у ученика уже есть достаточно знаний для того, чтобы иметь некоторую уверенность при подаче аппеляции, то при изучении новой темы он всецело доверяется учебнику, а там ошибки. Хорошо, если учитель их замечает, а то бывает и так: учитель задаёт упражнение на дом, быстро просматривая его и не вникая, и он здесь ни при чём, ведь главное, чтобы оно было на закрепление темы. На следующий день учитель спрашивает,  все ли сделали домашнее задание, и не каждый ученик, который не понял или наткнулся на ошибку в учебнике скажет, что он не сделал домашнюю работу. Ведь он посчитает, что это он не понимает (не может же врать учебник?!) В итоге ученик замалчивает проблему своего непониманя навсегда, пока он не встретится с аналогичным заданием на экзамене. Интересно ситуацию ошибок в учебниках прокомментировал однажды перед телекамерами один чиновник, когда какой-то канал затронул эту тему, он сказал, что-то вроде следующего: "Пусть находят эти ошибки! Это тоже уметь надо". Если дети уже знают тему, то не согласиться с этим нельзя, но они же изучают её в первый раз в жизни! Вернёмся к теме ошибок в олимпиаде: в нашей городской олимпиаде их вроде не было, но я почему-то, не выполнив всего одно задание, занял шестое место в городе. Наверняка, критерии оценивания были сформулированы так же оригинально, как и в той олимпиаде, которую ниже критикует в своём письме В. И. Беликов. Казалось бы, олимпиада - это очень высокий уровень как для учеников, так и для педагогов, и даже заикаться на тему ошибок должно быть смешно... но нет!!! Прочитав вывод, который в заключении своего письма формулирует В. И. Беликов, я даже перестал расстраиваться из-за того, что занял шестое место в городе, а не первое.


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ЛИНГВИСТА
о Всероссийской олимпиаде школьников по русскому языку
(Москва, окружной этап, 11 класс, 10 декабря 2011 года)
(отрывок)

В. И. Беликов, д. ф. н., вед. науч. сотр.
Отдела культуры русской речи ИРЯ РАН
IX. Элементарная осведомленность в области истории русского языкознания.
Задание 9
В букварях и орфографических пособиях XVII – XIX вв. этот орфографический знак называли единитный, единительный, знак единительства. Как называется этот знак сегодня? Каковы его функции?
Ответ
Этот орфографический знак сегодня называется дефис (1 балл), реже – черточка (1 балл). Он используется при написании сложных слов (1 балл), для переноса части слова с одной строки на другую (1 балл), при сокращенном написании слов, например, г-н – господин (1 балл), для передачи на письме эмоционально окрашенной речи, например, О-о-очень хорошо! (1 балл).
Во-вторых, если я правильно понял, тот, кто упомянет дефис, но забудет черточку, на 6 баллов не тянет?
А во-первых, это задание имеет отношение к чему угодно, но никак не к «осведомленности в области истории русского языкознания». За сочинение такого вопроса автора стоит проэкзаменовать как раз на предмет «элементарной осведомленности в области истории русского языкознания», а также на предмет русской орфографии, в частности, использования дефиса. Дефис и знак переноса — разные знаки, то, что они выглядят одинаково в большинстве типов текстов7 ничего не означает: это омографы. Ни в одном профессиональном тексте о графике (русской или любой другой) они никогда не смешиваются, в текстах об орфографии — также (см., например, хотя бы Правила-1956).
Сочинитель вопроса поверхностно знаком с правилами употребления дефиса.
Ему невдомек, что из-за, кто-то, во-первых, по-русски, вице-президент — это слова, но не сложные слова (хотя из-за называется сложным предлогом). Хороший школьник может забыть про вице-президента, но если он не упомянет в ответе на этот вопрос об иных проиллюстрированных дефисных написаниях, ему надо не баллы ставить, а снимать с общей суммы.
И еще о дефисе. Сложное слово пятиметровый пишется без дефиса, а его буквенно-цифровой вариант 5-метровый с дефисом. В выражениях постояли-постояли и разошлись или ответьте на каждый вопрос одним-двумя предложениями (это в текущей олимпиаде) нет сложных слов, а дефис есть. Слов постоять-постоять и один-два вообще нет, это четыре слова в тексте, между которыми иногда ставится дефис (в словаре это три слова: постоять, один, два).
И последнее про дефис. Предполагается ли дополнительное поощрение тех, кто напишет примерно следующее: Плохо владеющие русской графикой используют этот знак вместо тире.
В заданиях этого нет, так что квалификация вопрошателей школьнику неизвестна. В ответах к заданиям — есть (например, к предыдущему: в этой нежилой комнате, где на голом письменном столе стоял бронзовый мальчик со скрипкой… - придаточное определительное). И поощрят ли того, кто напишет, что не следует не только путать дефис и тире, но и отбитое тире с неотбитым, в частности, отбивать тире между числительными, как в этом задании: «XVII – XIX вв.».
И, конечно, хотелось бы библиографической ссылки про «этот орфографический знак» «в букварях и орфографических пособиях XVII» века.

***

Каков итог?
По результатам прошедшего мероприятия «победители» пройдут на следующий этап. У тех, кто имеет подлинный интерес к русистике и с точки зрения высшей школы действительно профессионально более подготовлен, есть все шансы получить невысокие результаты. На следующий этап из них пойдут лишь те, кто параллельно продемонстрирует лучшие навыки списывания и угадывания желаний неквалифицированных авторов заданий.
Вряд ли следующий уровень окажется принципиально иным и по характеру заданий, и по профессиональному уровню тех, кто их готовит. Там будут свои победители, которым положено предоставлять преимущества при приеме в профильные вузы.
Не знаю, какие цели преследуют организаторы олимпиады, но ловкие невежды вузам не особенно нужны. Особенно если они получают преимущества перед увлеченными и талантливыми школьниками.
Что делать в создавшейся ситуации русистам вузов? Я много лет преподавал в МГУ, так что могу судить на основании собственного опыта. Идеально было бы игнорировать результаты такой «олимпиады». Но «втихую» этого не сделаешь, поскольку закон требует давать победителям подобных олимпиад преимущества при поступлении.
В сегодняшней России до благополучия страны мало кому есть дело, так что в возможность конфликта я не верю.
Учение о написании ЖИ-ШИ и -Н- / -НН- к науке отношения не имеет. Если бы школьные словесники устраивали олимпиаду по грамотности, любой вузовский преподаватель был бы только благодарен. Но запрет на деепричастия «от глаголов с основой настоящего времени на шипящий согласный» демонстрирует, что и с элементарными проблемами нормы современные школьные словесники знакомы умеренно. Я не имею в виду школьных учителей, там все еще немало грамотных, но они слишком заняты делом, чтобы отбивать хлеб у безграмотных организаторов подобных олимпиад.
Положение со средним образованием год от года хуже (сужу по выпускникам, которые программу средней школы не знают). Причина известна — профанация педагогического процесса.
Оценка достижений этой олимпиады педагогическими кругами мне неизвестна. Но я в ней вижу лишь очередной акт профанации педагогики в том смысле, который закреплен в моем сознании.
По замыслу одних заданий и исполнению других мне очевидно, что организаторы не вполне понимают, какими именно «знаниями, умениями, навыками» должен обладать рядовой компетентный носитель языка, а какими — будущий филолог. И точно не умеют тестировать школьников на наличие этих «знаний, умений, навыков». Лучше всего такая олимпиада справляется с решением двух побочных задач:
  • Закрепить навыки списывания из Интернета, выдачи чужого за свое. Собственным примером организаторы подтверждают, что отличать при этом качественное от посредственного и даже абсурдного — необязательно. Главное — списать и предъявить.
  • Дискредитировать лингвистическую науку в глазах школьников (да и в глазах родителей, а через них и «общественности» в целом).
Успех в решении первой задачи меня не устраивает как гражданина, второй — как профессионала. Поэтому хочу довести до неглухих сограждан свою профессиональную точку зрения: олимпиада чрезвычайно успешно решила еще одну побочную задачу:
  • Выявила некомпетентность в лингвистической науке, в русистике в частности, лиц, причастных к содержательному наполнению заданий и ответов. Обсуждать их профессиональную пригодность бессмысленно.
К комментариям педагогов: Любови Калгановой и Натальи Шапиро

Комментариев нет :

Отправить комментарий

Спасибо вам за то, что читаете мой блог! Мне будут очень полезны ваши комментарии по теме этого сообщения.

Если у вас нет аккаунта в Blogger, то, чтобы оставить комментарий, выберете из выпадающего меню строчку Имя/URL, укажите своё имя и напишите отзыв в поле для текста.

Анонимность не приветствуется.

Чтобы вставить гиперссылку, используйте код:

<a href="ССЫЛКА">ТЕКСТ</a>

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...